Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Интервью

Калининград: на мусорном фронте без перемен

Калининград: на мусорном фронте без перемен
Фото facebook.com/Олег Пауков
О том, как в Калининградской области развивается ситуация с переработкой мусора, о ходе мусорной реформы и перспективах внедрения раздельного сбора отходов рассказывает руководитель проекта «Зеленое дело» Олег Пауков.

— В прошлом году таможня при вывозе отходов из Калининградской области на остальную территорию страны стала требовать сертификат российского происхождения мусора, иначе необходимо платить таможенные пошлины, что вызвало проблемы в работе предприятий в этой сфере. Изменилась ли ситуация с тех пор?

— Я много слышал обещания и от членов областного правительства, и от руководства регионального Союза переработчиков отходов по поводу того, что в этом направлении ведется работа, чтобы для Калининградской области были послабления. Однако все остается, как и прежде. На днях в областной думе состоялся круглый стол по данной проблеме. В мероприятии участвовал министр экологии области, который заявил, что региональные власти не оставляют попыток добиться изменения ситуации. Лично у меня нет никаких оснований надеяться, что что-то будет исправлено. На этапе принятия решения об особенностях Калининградской области не подумали, а теперь действительно сложно что-то изменить.

— Какие трудности возникли у предприятий по переработке отходов, много ли закрылось?

— Точной статистики, сколько закрылось компаний в этой сфере, не ведется. Многим пришлось перепрофилироваться, например, сосредоточиться на сборе только одного вида отходов – картона. Но это возвращает нас к экологической проблеме. Ну да, картон будем перерабатывать. А остальное куда девать? Я раньше принимал 18 видов пластика, из которых производилось много разной продукции, те же самые катушки или корпуса для аккумуляторов. Теперь же принимаю только прозрачный полиэтилен и ПЭТ-бутылки, да и у тех сбыт под вопросом. Что касается трудностей, то вот наглядный пример. Один предприниматель вывозил в Россию электрический кабель в катушках. Кабель он производил здесь, а катушки делались из переработанного пластика. На таможне ему задали вопрос, а где документы, подтверждающие, что мусор, из которого сделаны катушки, российского происхождения? Он не смог ничего ответить, и соответственно, бизнес его понес существенный  урон.

Сырье и так-то стоит три копейки, а теперь после введения пошлин еще меньше. Да, нам говорят, что их могут компенсировать. Но чтобы получить компенсацию, нужно собрать массу документов, получить разрешение от массы чиновников. И потом все мы прекрасно знаем, как государство компенсирует пошлины – со значительным опозданием, и предпринимателям фактически нужно выводить из бизнеса значительные средства. Я прекрасно понимаю тех, кто отказался от работы на Россию из-за этого. Потому что нет в нашей сфере крупных предприятий, которые могут позволить себе такие расходы. Если одна-две фуры зависнут на границе – все, это уже форс-мажор, уже непредвиденные потери, которые невозможно вернуть.

— А как обстоят дела с экспортом за рубеж?

— Чтобы экспортировать сырье из переработанных отходов, не надо никакого подтверждения, не надо платить никаких пошлин, но здесь есть другая проблема. Западные партнеры мониторят ситуацию, они в курсе наших трудностей, поэтому выставляют нам чрезвычайно низкие цены. Фактически выкручивают нам руки, ведь деваться некуда. Как по российским, так и по иностранным меркам в нашей области самая низкая стоимость сырья, получаемая из отходов.

— Как ситуация отразилась на вашем проекте?

— Таможенное законодательство поменялось в апреле 2018 года. Я знал еще с конца 2017 года, что грядут изменения, начал задавать вопросы, спрашивать у чиновников, будет ли что-то делаться, чтобы не допустить негативное развитие событий. Меня убеждали, что все будет нормально. Говорили, что на первом этапе возможны какие-либо шероховатости, но потом все обязательно нормализуется. Но все равно мне что-то подсказывало, что будут проблемы. В начале прошлого года у меня было три автомобиля и восемь сотрудников, мы активно развивались, занимались сортировкой и обработкой. Я обрабатывал в месяц 100 тонн разного вида отходов. Понимая, что я могу или остаться со всем эти сырьем, которое у меня накопится, или произойдет резкое снижение цен, я оставил один автомобиль и двух сортировщиков. И да, произошло то, чего я опасался. Тем не менее, поначалу я мог обеспечить зарплатой своих сотрудников. Работа нелегкая, и человека на такой труд удается найти с трудом. И в итоге мне пришлось расстаться и с оставшимися двумя, и теперь я работаю один.

— Как вы вообще пришли к тому, чтобы зарабатывать на мусоре?

— Все мы так или иначе сталкивались в жизни со сбором утильсырья. В детстве в школе я собирал металлолом, и всегда задавался вопросом, а почему только его, а как же другие виды отходов? Потом я преподавал в школе немецкий язык, и в числе текстов было много на экологическую тему. Я видел, что переработка отходов – это возможность улучшить экологическую ситуацию и в тоже время заработать деньги. Мне все время хотелось начать заниматься каким-то своим делом, которым никто не занимается. Четыре года назад мне в голову и пришла такая идея. Я подсчитал, сколько нужно денег в месяц, и подумал, что если будет получаться, то это вполне может стать делом моей жизни. В первый месяц я заработал столько же, сколько на прежней работе, и эта тема стала меня захватывать. Начал изучать ситуацию в городе, заразил в Калининграде многих своим увлечением. Многие, у кого я забирал отходы, говорили, что если бы была возможность куда-то сдать мусор, они бы это делали. И я дал людям такую возможность. Теперь они сами сортируют мусор, то есть постепенно эта идея начинает внедряться в жизнь. Мой проект является не столько коммерческим, сколько социальным. Я готов платить небольшие деньги тем, кто сдает мне отходы, но подавляющее большинство моих клиентов просят перечислять средства на благотворительные и социальные проекты — помощь больным детям, сохранение зеленых насаждений в регионе и другие.

— После начала мусорной реформы в области люди стали жаловаться на плохой вывоз отходов. Полигон, на который привозятся отходы из Калининграда переполнен. Ваше мнение, как будет развиваться ситуация и что нужно сделать, чтобы ее нормализовать?

— Уверен, что власти в любом случае будут вынуждены что-то предпринимать, потому что все жители видят, что ситуация  ненормальная. Видят, какие объемы мусора образуются. Стали видеть, потому что стали плохо вывозить. Стали плохо вывозить, потому что, видимо, в процессе мусорной реформы не просчитали все возможные последствия и элементарно не хватает денег, несмотря на изменение нормативов и тарифов. Возможно, как-то поможет изменение схемы размещения мусора на полигонах – так называемое уплотнение, когда на прежней площади размещается больше отходов. Это оттянет развитие кризиса на какое-то время.

— Может, решение проблемы в строительстве мусороперерабатывающего или мусоросжигательного заводов?

— Проект мусороперерабатывающего завода рассматривается областным правительством, однако одобрения пока нет. Это связано с тем, что придется увеличивать тарифы на вывоз мусора. С начала года в области уже произошло увеличение тарифов и изменение нормативов. Люди стали больше платить за мусор. На население и так идет давление – повышен НДС, увеличен возраст выхода на пенсию. Еще один рост тарифов может привести к взрыву.

Есть и еще одна проблема – кадры. Когда еще отходы приносили нормальные деньги, и я предлагал конкурентоспособную зарплату, я с трудом смог набрать персонал. В этом году на лето планировал взять одного сотрудника. Из 22 человек лишь один проработал два дня, все остальные один день и все. Поэтому я не понимаю, где власти найдут людей на такую работу. Им ведь надо будет платить зарплату выше средней по области, но тогда это тоже ляжет на тариф.

Мусоросжигательный завод стоит как 10 мусороперерабатывающих. И для нормальной работы таких заводов нужны достаточные объемы мусора, которых в регионе просто нет. Мусоросжигательный  завод не может сначала работать, а потом остановиться и копить мусор. Он должен работать постоянно. Внедрение новых технологий, например, пиролиза, даже не обсуждается, и опять же они дороги.

Считаю, что здесь нужна постепенность. Надо вкладывать деньги в развитие предприятий по переработке сначала нескольких видов отходов, потом еще других и еще. Сейчас к захоронению запрещены макулатура, дерево, пластик и автопокрышки. Вот и надо делать небольшие линии по их переработке, и от этого отталкиваясь, двигаться вперед. Переработанный товар должен оборачиваться внутри области, поскольку надежды на отмену сертификатов подтверждения российского происхождения нет. В общем, надо начинать с простых вещей, и тогда можно будет преодолеть этот бег по замкнутому кругу…

Крионы — чудовища Антарктиды. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика